ddd
Две Экономики
Китайский Квартал №3
О китайском экономическом чуде в последние десятилетия не говорил только ленивый. Начав реформы в конце 1970х годов Китай к 2017 превратился из нищей и отсталой страны в современное государство, которым восхищается весь мир. Рецепт экономического чуда был достаточно прост: создать в стране оптимальные условия для того, чтобы у более развитых стран был стимул открывать там предприятия. Встроившись в нижние этажи хозяйственной цепочки Японии, США и стран Европы Китай постепенно осваивал принятые на западе практики управления и технологии, чему немало способствовали принятые в стране законы. Государство требовало, чтобы иностранцы, создающие в стране предприятия, делились с местными технологиями, а взамен получали доступ не только к дешевой рабочей силе, но еще и к бездонному внутреннему рынку. В качестве иллюстрации результатов приведем только один факт: в начале 2017 года аналитики зафиксировали, что средняя зарплата в Китае впервые за сто лет превысила среднюю зарплату в России. Это обессмыслило многие существовавшие в отношении Китая страхи, в частности, то, что миллионы китайцев мечтают переселиться в Россию.

Уже к концу 2000-х годов китайская экономика начала демонстрировать признаки замедления, которые обострились в начале нынешнего десятилетия. Причин было несколько. Во-первых, в Китае, как уже говорилось, начали критически расти зарплаты. Дешевые сборочные производства стали постепенно перемещаться в страны Юго-Восточной Азии и другие, менее развитые места. К счастью, к этому моменту в стране уже скопилось достаточно технологий, чтобы попытаться перейти на следующую ступеньку и заняться не просто сборкой телефонов для американских компаний, но еще и попытаться сделать свои собственные телефоны. Именно в этот период расцвели такие известные теперь всем компании, как Huawei, Meizu и Xiaomi, телефоны которых успешно конкурируют на мировом рынке с iPhone.

Во-вторых, наступил кризис перепроизводства, о котором предупреждали еще Маркс с Энгельсом. Внезапно оказалось, что 30 лет – достаточный срок для того, чтобы построить инфраструктуру даже в Китае, и строить внутри страны больше нечего. Это означало, что необходимо не только куда-то девать миллионы строительных рабочих, но также закрывать сталелитейные и цементные заводы. С 2001 по 2016 год производство, к примеру, стали в КНР выросло с 152 млн до 805 млн тонн в год, до 50,3% мирового производства этого товара. Решение этой проблемы станет одним из главных вызовов нового руководства в ближайшую пятилетку.

В-третьих, критически вырос внутренний долг, достигнув 300% ВВП. Основная его часть состоит из кредитов, выданных в свое время регионам и госпредприятиям Китая для того, чтобы не допустить падения экономики в период мирового финансового кризиса. 4 триллиона юаней были выданы исходя из политических, а не экономических задач и значительная часть этой суммы была вложена в неприбыльные проекты. Потом ситуация усугубилась тем, что не будучи в состоянии отдать долг, госпредприятия брали новые займы, строя гигантские долговые пирамиды. По мнению некоторых экономистов, например, Майкла Петтиса, если пересчитать ВВП Китая с учетом этого долга, он может составить отнюдь не 6,5%, а 3% или даже меньше.

В-четвертых, отдельной проблемой стали надувшиеся на рынке пузыри, главные из которых – пузыри фондового рынка и рынка недвижимости. Фондовый пузырь лопнул в Китае летом 2015 года, обвалив рынок на 30%. К счастью, фондовый рынок был мало соединен с реальной экономикой и представлял собой скорее казино, поэтому негативные эффекты удалось быстро ограничить. Тем не менее, перепуганные такими скачками инвесторы в конце 2015 года решили вкладывать деньги не в акции и облигации, а в жилье. В итоге за два прошедших года квартиры в крупных китайских городах подорожали на 20-30%, закрыв для большинства жителей Китая возможность в разумные сроки обзавестись собственным жильем.

В-пятых, сильно выросло расслоение, которое уже превысило уровень большинства стран ЕС и практически сравнялось с американским. Для социалистического государства, которым себя считает Китай, это не только экономическая, но и политическая проблема.

Все эти проблемы пока воспринимаются как важные, но не срочные. На третьем пленуме 18 созыва ЦК КПК, который прошел в 2013 году, лидер КНР Си Цзиньпин объявил о начале масштабных экономических реформ, но к 2017 году практически ни одна из них не добилась цели. Отчасти, как утверждают аналитики, причина в том, что консенсуса среди элиты страны по поводу будущего экономики нет. Часть говорит о том, что необходимо двигаться дальше по пути либерализации, отменять фиксированный курс валюты, давать больше простора частному бизнесу и демонтировать госсектор. Другая – что государство должно сохранять жесткий контроль над экономикой и финансами, а нынешняя модель роста, основанного на инвестициях, себя еще не исчерпала.

Наблюдатели предполагают, что расставив по нужным местам своих людей в октябре 2017 года на XIX пленуме Компартии, Си Цзиньпин наконец-то сможет провести задуманные реформы. Они включают следующие составные части:

- сокращение числа неэффективных госпредприятий, переустройство их сотрудников в более производительные сектора экономики;

- сделать более свободным ценообразование на рынках газа, электричества, водоснабжения и т.п. -предполагается укрупнить эти компании, чтобы более прибыльные поглотили менее прибыльные;

- ослабить контроль над банковским сектором, который сейчас практически полностью огосударствлен должно появиться больше малых и средних банков, которые облегчили бы жизнь частному бизнесу;

- налоговая реформа, которая сделает местные правительства более ответственными за свои заработки и траты;

- сглаживание неравенства и стимулирование потребления, которые должны увеличить средний класс и увеличить доходы от внутреннего потребления.