ddd
Система Си
Китайский Квартал №1
Здравствуйте, товарищи, меня зовут Михаил Коростиков, я корреспондент газеты «Коммерсант», и я буду рассказывать о том, что происходит в самой большой и важной стране на Земле. Нет, не в России и не в США, а в Китае, где производится абсолютно все, чем вы пользуетесь, и который скоро заселит Сибирь и Дальний Восток. Нет, не заселит, никогда этого никому не говорите.

Начать стоит с важнейшего события в китайской политической жизни, которое завершилось в середине октября этого года – с XIX съезда КПК. Китай, как известно, государство ленинского типа, то есть партийные и государственные органы так переплетены настолько тесно, что трудно понять, где заканчивается одно и начинается другое. На проходящих раз в 5 лет съездах КПК обновляется руководство страны, избираются руководящие органы, в частности, Центральный комитет КПК, Политбюро КПК, Постоянный комитет Политбюро и Центральная комиссия по проверке дисциплины. Главное из этой четверки – это Постоянный комитет Политбюро, который в ежедневном режиме осуществляет управление страной; возглавляет его генеральный секретарь партии Си Цзиньпин, который одновременно является и Председателем КНР. На этом съезде в устав правящей Коммунистической партии была внесена идеологическая инновация, приготовленная генеральным секретарем Си Цзиньпином, - так называемые «идеи Си Цзиньпина о социализме с китайской спецификой для новой эры». Они включают в себя 14 пунктов и будут руководящим компасом для КП на следующие 5 лет.

Собственно, нового в этих идеях немного – они развивают те идеи, которые были заложены в устав КПК всеми руководителями, начиная с Мао Цзэдуна и Дэн Сяопина. Из действительно нового там можно отметить призыв строить «сообщество общей судьбы» и воззвание к чиновникам «обеспечить гармонию в отношениях между человеком и природой». Впрочем, важно не столько содержание этих идей Си Цзиньпина, сколько то, что они были внесены в устав КПК вместе с его именем – до этого такой чести удостаивались только основатель китайского государства Мао Цзэдун и архитектор китайских реформ Дэн Сяопин. Два предшественника Си Цзиньпина Цзянь Цзэминь и Ху Цзиньтао не удостоились такой чести – их идеологический вклад в марксизм был внесен в устав КПК без их имени. Некоторые аналитики полагают, что факт именного внесения идей Си Цзиньпина в устав КПК свидетельствует о том, что он хочет установить в Китае чуть ли не диктатуру, в то время как последние 30 лет Китай в основном управлялся коллегиально – руководитель государства не мог принять ни одного серьезного решения без поддержки остальных членов Постоянного комитета Политбюро.

Косвенно о том, что Си Цзиньпин претендует на несколько большие полномочия, чем его предшественники, говорят и передовицы китайских газет, вышедшие в день съезда. В этот раз фотография Си Цзиньпина занимали гораздо большее место на первых полосах типа «Жэньминь Жибао», чем положено во время съезда, в то время как коллеги Си по Постоянному комитету были представлены как ряд еле различимых фигурок внизу страницы.

Интересен и новый состав Политбюро: обычно на съездах, которые проводятся в года, заканчивающиеся на семерку, - 1997, 2007, 2017 – избранный лидер может обновить элиту страны, введя в состав правящих органов «своих людей». Так произошло и в этот раз – в Политбюро и Постоянный комитет вошли друзья и коллеги Си Цзиньпина, которые познакомились с ним в годы его юности, работы в парткоме провинции Чжэнцзян и парткоме города Шанхая. Ключевые фигуры нового Постоянного комитета – это отвечающий за антикоррупционную кампанию бывший кадровик Си Цзиньпина Чжао Лэцзи и главный идеолог Ван Хунин, который разрабатывает идеи уже для третьего поколения китайских руководителей.

Главная кадровая интрига прошедшего съезда состоит в том, что было нарушено одно из главных негласных правил китайской элиты – на съезде не были в состав Постоянного комитета будущие преемники Си Цзиньпина и Ли Кэцяна, которые сейчас управляют страной. По китайской традиции на съездах, год проведения которых заканчивается на семерку, генеральный секретарь должен ввести в состав Постоянного комитета Политбюро двух молодых политиков, которые сменят его и премьер-министра страны на следующем съезде, год проведения которого заканчивается на двойку, - в этот раз это 2022-й год. Ротация руководства в Китае осуществляется по принципу «qi-shang, ba-xia» - это означает, что политик, достигший возраста 68 лет, должен уйти из состава руководящих органов и уступить место новому поколению руководителей. Эта норма была в свое время введена для того, чтобы избежать геронтократии и сползания в маразм, что случилось с поздним Советским Союзом.

На нынешнем съезде Си Цзиньпин должен был ввести в состав Постоянного комитета двух руководителей, которые приближались бы по возрасту к 60 годам – это позволило бы им задержаться еще на два пятилетних срока; но этого не произошло. Те люди, которых аналитики последние 10 лет считали наиболее вероятными преемниками Си Цзиньпина и Ли Кэцяна, вообще не попали в состав Постоянного комитета Политбюро, а один из них, Сунь Чжэнцай, вообще летом потерял свой пост главы горкома Чунцина и был обвинен центральной комиссией по проверке дисциплины во взяточничестве, карьеризме и политическом заговоре против нынешнего руководства. Возможно, это означает, что Си Цзиньпин решил нарушить негласные договоренности и остаться на третий срок после 2022 года. Впрочем, возможно также, что он решил не привлекать к будущему преемнику излишнего внимания политиков и чиновников и решил сконцентрировать силы государственной машины на реализации собственной программы реформ.

Они, напомним, достаточно масштабны: Си Цзиньпин начал реформу армии, перестройку государственного аппарата, борьбу с государственным долгом, реформу экономики, восстановление экологии и запустил мегапроект «Экономический пояс Шелкового пути». Если бы Си Цзиньпин, как того требуют традиции, определил преемника за 5 лет до конца своего срока, он мог бы превратиться в «хромую утку», и чиновники и политики со всей страны вместо реализации программы реформ занимались бы выстраиванием неформальных отношений с будущим лидером государства, чтобы сохранить свои посты в период его пребывания на посту генсека.

Возможно, к этому моменту у Вас появился вопрос – а что вообще все это значит? Фактически, Си Цзиньпин объявил о том, что в Китае наступила третья после образования страны эпоха – его эпоха, эпоха Си Цзиньпина. Первая эпоха – период правления Мао Цзэдуна – была строительством государства ленинского типа и позволила сформировать его облик таким, каким мы его знаем; она длилась до 1978 года, пока к власти не пришел Дэн Сяопин. Вторая эпоха продолжалась до 2012 года, фактически охватывая не только период власти Дэн Сяопина, но и власть Цзянь Цзэминя и Ху Цзиньтао. В этот период Китай фактически приобрел статус «мировой фабрики» - все силы были брошены на экономическое развитие, и внешней политикой страна практически не занималась. Девиз этой эпохи был сформулирован Дэн Сяопином как «скрывать свои силы и ждать свои возможности». К 2012 году Китай уже не был отсталой нищей страной, которой ее принял Дэн, и стал мощным современным государством, которому вполне хватает ресурсов на проведение самостоятельной внешней политики.

С момента прихода к власти в 2012 году и по XIX съезд КПК Си Цзиньпин занимался формированием системы под себя, проведением антикоррупционной кампании и созданием того костяка кадров, который поможет осуществить его мечту о прекращении китайской нации в мощное самостоятельное и богатое государство, которое займет ведущее место на международной арене. В своем послании съезду КПК в день его открытия Си Цзиньпин обозначил даты, которые он видит ключевыми на пути достижения этой цели. Во-первых, это 2021 год, когда Китай должен построить общество 小康 (сяокан), «общество тепла и сытости»; предполагается, что к этому времени в Китае будет полностью ликвидирована нищета и все жители страны получат приемлемый уровень жизни. Вторая ключевая дата – это 2049 год, когда Китай будет отмечать столетие государства и войдет в число ведущих мировых держав.

Ранее многие аналитики полагали, что коммунистическая диктатура в Китае с ростом уровня благосостояния граждан отомрет так, как ушла в прошлое коммунистическая система хозяйствования; но у Си Цзиньпина свои планы. Вместо того, чтобы двигаться в сторону демократизации системы, он, наоборот, решил централизовать ее, замкнув на себя принятие решений по всем ключевым вопросам партии и государства. По сути, это означает, что в ближайшие 5-10 лет мы будем иметь дело со все более активным и напористым Китаем, который перестанет стесняться отстаивать свои интересы при помощи возросшей экономической, политической и военной мощи.

Что же все это значит для России? Ничего плохого, а скорее даже и немало хорошего. К сожалению для нас, Китай в обозримой перспективе останется экономикоцентричным государством, то есть его отношения с соседями будут определяться тем, насколько они важны с торгово-экономической точки зрения. Это будет означать, что отношения с США, товарооборот с которыми в этом году достигнет 600 млрд долларов, будут для Китая заведомо важнее отношений с Россией, товарооборот с которой должен достигнуть 80 млрд долларов. Тем не менее, с политической точки зрения наши страны, скорее всего, будут сближаться. У России и Китая отсутствуют серьезные политические разногласия, они выступают за пересмотр сложившихся на международной арене правил, а потому являются условными союзниками. Впрочем, это не означает, что интересы двух стран совсем не могут столкнуться: ближайшей точкой напряжения является Центральная Азия, где Китай запустил «Экономический пояс Шелкового пути», а Россия пытается построить Евразийский экономический союз.