ddd
Соглашение / устрашение
Не грози Северной Корее, попивая сок у себя в Сеуле
Впрочем, характерным примером «переговоров ради переговоров» является и кейс самой Северной Кореи с ее ракетными, ядерными и прочими проектами, направленными то ли на безопасность режима Кимов, то ли на устрашение вероятных и не вероятных противников.

Так, уже в 1974 году КНДР вступила в Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ), а в 1985 подписала Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). Казалось бы, фундамент для дальнейшего примирения на Корейском полуострове заложен, но уже в 1993-1994 гг. в нарушение только-только достигнутых соглашений по денуклеаризации Ким Чен Ир выводит страну и из МАГАТЭ, и из ДНЯО, - более того, лишь благодаря усилиям администрации Билла Клинтона КНДР удалось вернуть в процесс переговоров. Достигнутое в том же 1994 году соглашение, казалось бы, позволило повторно заморозить северокорейские исследования атомных вооружений в обмен на строительство реакторов на легкой воде – но то ли дальнейшие переговоры, то ли нежелание американцев и их союзников привели к постепенному саботажу достигнутых договоренностей. Первый обещанный реактор начали собирать лишь в 2002 году – Стивен Босворт, первый директор Организации по развитию энергетики на Корейском полуострове (KEDO), отвечавшей за строительство реакторов, позже скажет, что соглашение 1994 года «превратилось в сироту в течение двух недель после его подписания».

Несмотря на все переговоры, соглашения и компромиссы, начало XXI века превратилось в настоящую ярмарку военного тщеславия: в 2003 году КНДР официально выходит из ДНЯО, в 2006 и 2009 годах проводит подземные ядерные испытания, в 2010 году в Желтом море случаются сразу два инцидента, поставивших Корейский полуостров на грань полномасштабной войны, и даже после этого ни ракетные, ни ядерные испытания не прекращаются. Попытка Дональда Трампа урегулировать корейскую проблему пока выглядит не менее амбициозной, чем «политика солнечного тепла» Ким Дэ Чжуна, но как она закончится, совершенно не очевидно – обещания «установить новые американо-северокорейские отношения в соответствии с желанием мира и процветания народов двух стран» и «строить прочный и стабильный мир на Корейском полуострове» выглядят интересно, но где-то мы всё это уже слышали.