ddd
Кирилл телин
Гой с тенью
У людей, измученных арабо-израильским конфликтом или, как минимум, его изучением, иногда можно встретить мнение: хуже юдофобии только навязчивое стремление всюду её отыскать, и хуже презрения к Палестине только новые аргументы в пользу этого презрения. Отношения сторон и так напоминают формулировку, по другому поводу высказанную однажды Джонатаном Раухом, - «бесконечное повышение ставок на конкурсе обид»; в условиях же, когда объем таких обид лавинообразно нарастает чуть ли не каждый день, любая редакционная колонка превращается в casus belli, все ярче разжигающий неугасимый ближневосточный костёр.

Майские столкновения в секторе Газа, оборвавшие десятки жизней, запустили настоящий вал публикаций и выступлений, не просто призывавших Израиль к ответу за эти жертвы, но и грозивших ему Международным уголовным судом, обвинявших его в апартеиде вроде южноафриканского и суливших африканским странам с мусульманским населением «возмездие» за дипломатические связи с Израилем; добро пропалестинского разлива, очевидно, должно быть с большими кулаками, на роль которых столпы соответствующей государственности, Qassam и Hamas, вполне себе «подходят». Пока одни официальные лица, такие, как генсек ООН Антониу Гутерреш, призывали Израиль «демонстрировать максимальную сдержанность», а палестинцев – «предотвращать любые насильственные действия и провокации», другие спикеры моментально стали выступать «не по лжи»: верховный комиссар ООН по правам человека Зейд Раад аль Хуссейн назвал Израиль «оккупирующей силой» и призвал «уважать право на жизнь», турецкий меджлис осудил Израиль «от имени всего человечества», а в камнях, пращах и горящих покрышках палестинских демонстрантов виноватыми были объявлены «мессианство Трампа» и «политика унижения» Нетаньяху. Наряду с персональными обвинениями в очередной раз был констатирован и провал политики «двух государств» (соседства Израиля с частично признанным Государством Палестина), - но в очередной раз эксперты выступили с призывами не просто к «одному государству», а к обязательно «светскому», т.е. отрицающему нынешние положения Основных законов Израиля о «еврейском и демократическом» характере государства.
Self-made Country
Не так уж тяжело догадаться, почему последнее из предложений как минимум смущает многих израильских политиков, - дело тут не в воинствующей религиозности или мистическом фанатизме, как до сих пор предполагают многие критики, а скорее уж в том, что сама история Израиля делает его «еврейским» государством: именно евреи, а не восставшее из-под горы международное сообщество с оружием в руках отстояло независимость новой страны. Стоило Давиду Бен-Гуриону провозгласить ее 14 мая 1948 года, как коалиция арабских государств – заметим, без «Палестины», которой как государства, конечно же, никогда не существовало, - объявила евреям войну; войну, которую те, как и многие последующие, сумели убедительно выиграть, доказав свое право и на провозглашение государства Израиль, и на объявление его таким, каким хотели его видеть сами защитники независимости.

Это не значит, что прилагательное «еврейский» обязательно должно носить дискриминационный характер – каким бы ни был угар палестинской полемики, нельзя отрицать, что проблема неравноправия в Израиле существует и стоит в полный рост. Однако разрешение этой проблемы и устранение симптомов, ее сопровождающих, - массовой бедности арабского населения или его неформального стигматизирования, - не лежит в плоскости словесной эквилибристики; Израиль является еврейским государством и будет им, как его ни назови. В аргументации сторонников «единого государства Израиля и Палестины» то и дело проскакивает какая-то стилистическая одержимость именно формальной нейтральностью – главное, мол, чтобы слово «еврейский» исчезло из конституционных положений, и вопрос решится сам собой.

Не решится.
Террор и неэффективность
Ведь проблема заключается еще и в том, что за десятилетия поддержки Лигой арабских государств, нефтяными монархиями Персидского залива и представителями пестрого политического и бизнес-истеблишмента ни Организация освобождения Палестины (ООП), ни ФАТХ, ни какие бы то ни было иные палестинские движения не смогли добиться роста экономики, создания качественной системы управления или приемлемого улучшения благосостояния тех самых «местных жителей», о которых на словах так печется каждый критик Израиля. Согласно опросам израильских арабов, 77% из них, признавая существование дискриминационных проблем, хотели бы жить именно с израильским правительством, а не с палестинскими «лидерами»; 70% не считают теракты допустимым средством защиты собственных прав. «Маленькие победоносные интифады», то и дело развязываемые террористами из «Хамас», «Бригады мучеников Аль-Аксы» и прочих организаций, запрещенных едва ли не во всех развитых странах, оборачиваются для самих палестинцев лишь большим предубеждением со стороны израильтян и соответствующим падением качества жизни на фоне переменчивых и провокационных решений «представителей палестинского народа», которые и сегодня тратят до половины внешней финансовой помощи Автономии на помощь заключенным и семьям террористов-смертников. Показателен и пример вывода поселений из сектора Газа: долгие годы арабские страны подчеркивали незаконность еврейского заселения территорий сектора, Восточного Иерусалима или Голанских высот; но стоило израильскому правительству полностью вывести из сектора Газа и военнослужащих, и мирных поселенцев, как в его адрес посыпались новые обвинения – в блокаде, бросании людей на произвол судьбы, «фашизме», апартеиде и проч. То, что за один только 2014 год в направлении Израиля с территории сектора Газа было произведено полторы тысячи (!) ракетно-минометных обстрелов, мало интересует симпатизантов Палестины – конкретные беды отдельных людей ничего не значат в сравнении с моральным терзанием «национального самосознания палестинцев», то и дело толкающим невыносимо страдающих арабов на залп из РПГ по школьным автобусам.

Те же лозунги об «израильской оккупации» подкупают порой своей искренностью, но с позиций современного международного права оккупация – это временное фактическое занятие чужой территории, т.е. вмешательство в зону чужого суверенитета. Поэтому да, разговоры об оккупации более или менее обоснованы в случае Голанских высот или статуса Восточного Иерусалима, но ведь основной идеологический документ палестинцев - Палестинская (простите за тавтологию) хартия – прямо называет незаконным учреждение израильского государства как такового, а его присутствие называет «сионистской оккупацией». Жаль, что совершенно не ясно, чей именно суверенитет был этой оккупацией нарушен, - хотя бы по той причине, что кто-то из палестинских лидеров говорит о своих соплеменниках как об отдельном «народе», а упомянутая выше Хартия, например, утверждает, что Палестина – лишь часть «арабской родины», а палестинцы, соответственно, - часть «арабской нации» от Рабата до Евфрата.

Многих интеллектуалов в обсуждении израильско-палестинского конфликта привлекают различные исторические аналогии: одни сравнивают палестинцев с угнетенными апартеидом жителями ЮАР, другие намекают на исторические прецеденты «блокад», обвиняя Израиль в «удушении» сектора Газа, третьи упрекают любителей ЦАХАЛ в том, что они бы и разгон Майданов поддержали…И хотя на эти аргументы всегда можно противоположные примеры (к примеру, поддерживая палестинцев, немногие государства мира поддерживают боевиков Азавада и других ревнителей «туарегского» национального сознания), главное здесь вовсе не в исторических упражнениях, а в сбитой логике: ведь границу с Израилем в мае 2018-го пытаются преодолеть не политически оппозиционные граждане, а те, кто этот самый Израиль не признаёт, называет оккупантом и периодически убивает ракетными атаками или буйством ножевых атак. Мирные демонстранты, как бы того ни хотелось сторонникам Махмуда Аббаса, не убивают посреди бела дня раввинов и школьников, а политические проекты зрелой государственности не базируются на тоннельной контрабанде и попытках уничтожения оппонента. Действия откровенно террористического движения «Хамас», то и дело отстранявшего своих оппонентов из ФАТХ от власти, в последние годы отвратили от поддержки того же сектора Газа даже Египет и Катар, - но сторонние наблюдатели и публицисты до сих пор остаются большими палестинцами, чем сами жители Газы, Западного Берега или Рамаллы.
Вместо заключения
Выслушивая аргументы в пользу «суда над израильским апартеидом» после событий 14-16 мая, проведите над собой маленький психологический эксперимент. Представьте себя стоящим на границе, рядом с которой тысячи людей, крайне взволнованных символическим решением далекого американского президента (!), жгут автомобильные покрышки, кидают в вас (а то и метают из пращи) камни, а весь предшествующий опыт общения с ними указывает на то, что в любой момент брошенным может оказаться и что-то побольше и погорячее. Повторимся: этих людей тысячи, их очень много, и они стоят плотными группами или сплошной стеной в 20-30 метрах от вас; вы знаете, что лидеры этих людей, выведшие их к границе, не признают ни ваше государство, ни ваше право на жизнь, - те же теракты они оправдывают тем, что Израиль, оказывается, их спровоцировал. Некоторые из этих людей любят и умеют прикрываться собственными детьми; они охотно признаются: «нам все равно умирать, умрем же на камеру».

Представили? А теперь скажите, готовы ли вы строить с такими товарищами светлое коммунистическое будущее совместное счастье в едином светском государстве, - главное, руку с курка снимите, а то как бы не дёрнулась.