ddd
2006
"Санкья"
Захар Прилепин
Если состояние вашей души становится несовместимо с социально-политической реальностью, добро пожаловать в русский клуб обреченных! Первое правило тайного клуба: все знают о его существовании. Второе правило: на бой с государством член клуба выходит без оружия или с перочинным ножом. Третье: член клуба должен проиграть, отправиться или ссылку, сесть в тюрьму или умереть. Четвертое и последнее: тот, кто впервые пришел в клуб, принимает последний бой.

Декабристы, петрашевцы, чайковцы, народовольцы: таких клубов обреченных в России было множество. Занимаются они одним и тем же из века в век – борьбой с рабством и тиранией. Государство называет их деятельность – экстремизмом. Роман, о котором мы поговорим сегодня, повествует о современных русских экстремистах. Он называется: «Санькя», его автор – Захар Прилепин. Год выпуска – 2006.

Революционная организация в романе называется «Союз созидающих», ее прообраз – запрещенная в 2007 году национал-большевистская партия Эдуарда Лимонова. И она, конечно, самая обреченная. Ее бойцы бросают в чиновников не бомбы, как народовольцы XIX века, а помидоры, но получают за это не игрушечные, а вполне реальные тюремные сроки.

При всей своей бодрости, писатель Прилепин написал глубоко трагичный роман о русском радикализме. Он показал, что русский революционер ищет часто не политического успеха, не победы, а возвышенного поражения. И бывают такие периоды в истории, когда очень талантливые молодые люди идут в террор ради красивой осмысленной смерти. Осмысленной! Есть ли в их борьбе какой-то смысл? Бросить помидор в вора-чиновника, который уверен в своей безнаказанности? Для ребят из «Союза созидающих» – есть. Показать себе и всем, что есть люди, которых ему не удалось запугать и обмануть. Даже если чиновник остается с пятном на пиджаке, а экстремисту выбьют все зубы, он может считать, что живет так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы.

Героя романа, Сашу Тишина, мы видим не только на митинге или партийных заданиях. В романе есть поразительная сцена, в которой Саша едет хоронить отца. Из города гроб нужно доставить в деревню. Машина доезжает только до леса, дальше дороги нет. Зима, начинается пурга, и близится ночь, но Саша принимает решение тащить гроб волоком двадцать километров по рыхлому снегу. Он знает, что не дойдет, что они просто замерзнут в этом лесу, но упрямо стоит на своем! Сочетание сильнейшей воли и отсутствия разумного плана можно прочесть как тайну русской души, и как трагедию русского радикализма.

Самым часто употребляемым словом в романе является слово: «пацан». В партии состоят «пацаны». Не кающиеся дворяне, как раньше, или интеллигенция, а простые пацаны с рабочих окраин. Правильно было подмечено одним критиком, что «пацанство» определяет сейчас и леворадикальную эстетику и одновременно является господствующим стилем властной элиты. Но в чем тогда суть политической платформы нацболов («Союза созидающих»), и что роднит ее с ненавистной властью? Да и вообще, что такое Прилепин? Этот лысый и дерзкий вездесущий мужчина, кто он?

«Я – левак», – отвечает он в одном из поздних эссе. Но какой левак? Наверное, не в смысле французских левых интеллектуалов, которые сидят в университетах и борются, прежде всего, с мясом и евроатлантизмом. И уж точно – не в смысле русских «коммунистов» из Государственной думы, которые борются только со своей смертью, но давно эту борьбу проиграли. Так что теперь перед каждым заседанием их приходится воскрешать электричеством и молиться, чтобы они не вырвались на улицу. Прилепин характеризует себя как радикала левоконсервативного направления, который выступает и за социальную и, одновременно, – за национальную справедливость.

Но национализм его – не в дремучей ксенофобии, а в остром ощущении причастности к русской истории, русской культуре, к русской государственности, которое заставляет Прилепина выступать в защиту советского человека от разнообразного шельмования и тех русских, кто остался брошен Россией после развала СССР. Так он становится патриотом и России, и Советского Союза, и «русского мира».

Идея же социальной справедливости выражается в отрицании олигархического капитализма и сросшегося с ним «гадкого нечестного государства, унижающего слабого и дающего простор жадным и подлым», – как его определяет герой романа «Санькя». Да мы красно-коричневые, говорит Саша Тишин, но так получилось, что весь наш народ – красно-коричневый. Вот здесь самое главное!

Сила и привлекательность Прилепинского героя состоит в том, что он не выражает идей: эксцентричного Лимонова, Проханова, или горстки экстремистов, метателей помидоров… вообще он не транслирует политические концепты, он выражает настроение. Настроение протестно-пассивного молчаливого большинства. Скажем, 86 % населения нашей страны, которое не любит государство и не ассоциирует себя с конкретной идеологией. «Интеллектуальное менторство устарело, – говорит Саша, – ни почва, ни честь, ни победа, ни справедливость – ничто из перечисленного не нуждается в идеологии! Любовь не нуждается в идеологии. Все, что есть в мире насущного, – все это не требует доказательств и обоснований». Кажется, Саша изобретает тут не левоконсервативную идеологию, а новую «русскую правду».

Итак, перед нами «правда» 86 % населения страны. Возникает вопрос, а не те ли это 86 %, которые голосуют за Путина? Именно те. Конечно! Парадоксальным образом большинство нашей страны ненавидит «гадкое подлое государство», но голосует за Путина. Почему? Потому что Путину удалось выбрать вектор, соответствующий представлению большинства о национальной справедливости. Это можно назвать «народной внешней политикой»: суровые заявления о национальных интересах, противостояние Западу, Крым.

А как же социальная справедливость, проводится ли «народная внутренняя политика»? Тут все – наоборот. Полный провал. За 15 лет правления – почти никакого развития экономики, производственного сектора, никаких инноваций, все меньше социальных гарантий. Только коррупция. Богатые богатеют, бедные беднеют, старые умирают. Получается, что последние годы власть настойчиво отстаивает национальную справедливость и столь же настойчиво игнорирует социальную.

Прилепин показывает нам, что 86 % населения, поддерживающих действующую власть, являются одновременно ее ненавистниками с точки зрения социальной справедливости. Настоящая оппозиция – отнюдь не горстка либералов-западников, интеллигентов с белыми ленточками, это большинство нашей родины. Потенциально. И поворот от любви к ненависти может произойти в любой момент, когда рухнет какой-нибудь мост или произойдет авария на разворованной начальством электростанции, или когда в городе не останется ни одного стоматолога. Тут не поможет ни Крым, ни олимпиада.

Стоит почитать «Саньку», чтобы понять, что враги государства российского притаились не за океаном, и не в среде интеллигентов. Враги – внутри властной элиты, в среде ленивых, непатриотичных и жадных чиновников, которых очень устраивает «государство, унижающее слабого и дающего простор жадным и подлым», то есть им.

По мнению Прилепина, пока к «народной внешней политике» не добавится «народная внутренняя политика», 86 % красно-коричневого большинства будет мрачно ждать, насупив брови, а молодые «пацаны» – уходить в экстремисты.

Санькя – роман, который надо знать каждому, но всем читать не обязательно.


Борис Прокудин
Автор курса