ddd
Тильда
Pro: Мифу миф
843
Image: «Good, bad and ugly» by Sergio Leone, 1966 (c)

 

Вокруг легализации огнестрельного оружия придумана масса мифов. Самый вредный из них — это ложь о том, что люди, которые требуют запретить оружие, выступают “против оружия”. Чтобы эту ложь раскусить, нужно задуматься — каким именно образом противники оружия собираются разоружать несогласных? Ответ на поверхности — чтобы кого-то разоружить, придётся воспользоваться оружием армии и полицейских.

И вот уже оказывается, что противники оружия совсем не “против оружия”. Наоборот, они всеми руками за него и даже за то, чтобы использовать его против людей, которые не совершили никакого преступления. Просто потому, что им так хочется. Они вооружены и считают себя правыми, так что под соусом “запрета на оружие” его просто используют против невиновных. Всё это ради того, чтобы монополия на оружие оставалась в руках политической элиты.

Второй подлог, на котором зиждется мифология противников оружия, говорит, что монополия на оружие нужна элите для того, чтобы уберечь людей от самих себя. На улицах страшно, посмотрите, какая преступность в Мексике, даже в школах стреляют. Чтобы государство могло уберечь вас от этого ужаса, государству нужна монополия на оружие. Ведь бережёт оно нас, как детей, — отбирает опасные игрушки. Отбирает под страхом смерти — но ведь это детали.

Но больше всего поражает наглость, с которой нам преподносят государство как меньшую опасность. Государство, которое в разных обличьях только в XX веке уничтожило 260 миллионов человек. Сгноило в лагерях ГУЛАГа, сожгло в печах Освенцима, заморило голодом в Китае, покрошило в джунглях Камбоджи. Список преступлений государства бесконечен. И перед этим исполинским ужасом сторонники государственной монополии на оружие (именно так следует называть “противников оружия”) хотят оставить человека беззащитным.

На этом месте сторонники государственной монополии на оружие обычно бросают свой последний козырь:  “Человек всё равно никогда не сможет защитить себя от государства.” Якобы нет таких исторических примеров, когда вооружённое население предотвратило геноцид. Здесь тоже имеют место два подлога.

Разумеется, человек не может победить государство — с его-то танками, бомбами, самолетами и ракетами. Но такой задачи и не стоит. Дикобраз никогда не одолеет льва, но редкий лев съест дикобраза. Людям нужно оружие, чтобы издержки их порабощения перекрывали выгоду. Мы не слышим о том, чтобы вооружённое население предотвратило геноцид, потому что там где населения вооружено, государство не предпринимает таких попыток. Корректнее спросить, есть ли в истории примеры геноцида вооружённого народа? Ответ — нет, ни одного такого примера современная история не знает. Фантастика, правда? Попробуйте это загуглить, это нужно пережить самому, чтобы прочувствовать.

И, наоборот, существует масса примеров, как народ сначала обезоруживали, а потом истребляли. Это и нацистская Германия, где за 6 лет до холокоста евреям запретили владеть оружием. Это разоружение армян перед геноцидом в Османской империи. Это геноцид в Камбодже, где у городского населения сначала отобрали оружие, а потом стали убивать.

Я совсем не говорю о преступности, потому что любые преступления меркнут перед ужасом, на которое способно государство. Но даже здесь оказывается, что большинство преступлений в США происходят в gun-free зонах, а в местах, где оружие разрешено, удивительно мало насильственных преступлений и грабежей. Потому что с помощью закона разоружить можно только жертву. Преступник всегда будет вооружён — ему всё равно, он уже преступник.  И только жертву вы сделаете беззащитной. Когда в очередной европейской стране происходит перестрелка, я задаю сторонникам запрета огнестрельного оружия один и тот же вопрос — как же так могло случиться, откуда в стране, где оружие запрещено, оно взялось у бандитов? Почему-то каждый раз этот вопрос падает в пустоту.

Не надо бояться оружия — нужно бояться монополии на оружие, потому что бандиты за тысячу лет не убили столько людей, сколько государства убивают за год.