ddd
Карьера: КНР, 1949-1976.
Мао Цзэдун
Смерть: КНР, 1976.
Жизнь и смерть Мао Цзэдуна, в которые вместились «большой скачок» и «культурная революция», истребление профессуры и воробьев, а также лопнувшее при неудачной мумификации лицо, до сих пор представляет собой блестящий пример политического брендирования. На вопрос о том, какой вклад диктатор, которого еще при жизни называли «последним китайским императором», внес в развитие страны, большинство его соотечественников и сегодня процитирует выражение Дэн Сяопина – «Мао на 70% был прав, а на 30 ошибался», однако каждый второй не сможет уточнить, в чем же состояли те самые правильные семьдесят процентов. Ошибки маоизма до сих пор припоминаются историками и политологами, но на месте Мао в исторической памяти китайцев это практически не влияет: в каждой сувенирной лавке по-прежнему можно найти «красные цитатники», на улицах и в домах по-прежнему достаточно его монументальных портретов, и хотя современная КНР не имеет ничего общего с идеалами хунаньца, его популярность по-прежнему является важной «скрепой» китайской политики. Мао умер, но бренд его живет.
5 вещей, которые надо знать
1
Китайский Улисс
Вплоть до «Длинного похода» (长征) – масштабного отступления китайских коммунистов, за два года (1934-1936) преодолевших более 10 тысяч километров сложного пути из провинции Цзянси в провинцию Шэньси, - Мао не мог похвастаться какой-то особой ролью в КПК. В значительной степени именно поход и неудачи таких соперников Мао, как Чжоу Эньлай или Чжан Готао, привели к тому, что с ноября 1935 года авторитет «Великого кормчего» стал практически непререкаемым, что впоследствии позволит ему легко проводить кампании по чистке рядов, такие, как «чжэнфэн».
2
Модный приговор
Нельзя не отметить и того факта, что по целому ряду пунктов Мао можно считать «законодателем мод» среди диктаторов. К числу трендов, у истоков которых стоял «Великий кормчий», относятся, как минимум, мода на издание собственных цитат (не тяжеловесных собраний сочинений, а именно коротких сборников, почти брошюр), популяризация простого утилитарного костюма (китель и брюки) и, конечно, тактика партизанской войны. Опыт «красной книжечки» (427 цитат председателя Мао) впоследствии пытались повторить такие диктаторы, как Франсуа Дювалье, костюм у китайского товарища позаимствовали корейские Кимы, а герилья а-ля Мао была апробирована практически во всех горячих точках планеты.
3
От чисток к зачисткам
Масштабная «культурная революция» вплоть до сегодняшнего дня воспринимается как один из наиболее красноречивых примеров прикладного маоизма: чистка партийных рядов, прикрытая «борьбой с ревизионизмом и реставрацией капитализма», быстро превратилась в национальную катастрофу. Бунтующие банды молодых партийцев, «хунвейбинов» («красных охранников») и «цзаофаней» («бунтарей») пришлось разгонять армейскими частями; миллионы людей были сосланы за активное участие в кампании, инициированной самим председателем. В стране были уничтожены десятки тысяч предметов искусства, архитектуры и традиционной китайской культуры; к примеру, из 2711 буддийских монастырей Тибета к 1976 г. осталось…8.
4
Обретение страны
Вместе с тем, диктатура Мао Цзэдуна не должна вызывать у стороннего наблюдателя хорошо знакомого многим чувства «какую страну потеряли» - докоммунистический Китай был не просто периферией мирового развития, а страной, находящейся в состоянии глубочайшего социального кризиса. Провозглашенное Чан Кайши «объединение страны» было сугубо формальным – многие части страны контролировали «клики» и милитаристы; от 80% до 90% населения было неграмотными, а средняя продолжительность жизни составляла чуть больше 30 лет. За времена правления «Великого кормчего» улучшились не только традиционные для диктатуры экономические показатели (а-ля «выплавка чугуна»), но и важные социальные параметры, что не отменяет реплики, однажды брошенной Дэн Сяопином: «Бедность – это не социализм».
5
Красный потоп
Диктатура Мао – с его волюнтаристскими решениями, пересмотрами, репрессиями и оттепелями, - в значительной степени ответственна и за те проблемы китайской политики, которые имеются сегодня. Демографические диспропорции, урбанизация, дефекты политической культуры, умудряющейся сочетать в себе не сочетаемые, противоречивые элементы – пожалуй, можно сказать, что Мао задал еще один тренд для диктаторов, который, правда, лучше всего описывает цитата XVIII века: «После нас – хоть потоп».
Сколько стоил
Историки расходятся в оценке того, сколько людей можно считать жертвами режима "Великого кормчего": на общих потерях китайского населения в двадцатом веке не могли не сказаться события гражданской войны и японской оккупации. Однако, число жертв Великого китайского голода (1959-1961), ставшего следствием непродуманной политики (вылившейся, среди прочего, в уничтожение 2 млрд воробьев), оценивается в 15-45 млн. человек; в результате событий "культурной революции" пострадало от 0,5 до 3 млн. человек. Какой бы ни была достоверная цифра, сам порядок исчисления колоссален и чудовищен - такие вот уроки тирании с китайской спецификой.
Что посмотреть
Фильм «Синий воздушный змей», 1993
(режиссер Тянь Чжуанчжуан)
Жемчугов А.А. Китайская головоломка. – М., 2004.
Чжан Юн, Холлидей Дж. Неизвестный Мао. - М., "Центрполиграф", 2007.
Dikötter F. Mao's Great Famine. – London: Walker, 2004.
Pantsov A., Levine S. Mao: The Real Story. — New York: Simon & Schuster, 2012.