ddd
Либерализм
Project Scarecrow
Image from: Schindler's List (1993)

«Нет, отныне для меня либерал и человек - одно и то же; абсолютист и кнутобой - одно и то же. Идея либерализма в высшей степени разумная и христианская, ибо его задача - возвращение прав личного человека, восстановление человеческого достоинства»
(Виссарион Белинский, письмо к В.П. Боткину, 1840)

Достаточно печальные для людей соответствующих взглядов выражения "либераст" и "дерьмократ", увы, по сей день являются в России популярными политическими ярлыками. Их использование (равно как и обращение к тем же маркерам обратной направленности - вроде "ваты" или "быдла") - в какой-то степени свидетельство печального состояния политического и общественного участия. В условиях недостатка ресурсов и явного дефицита площадок для конструктивного диалога различные аморфные группы внутри общества предпочитают обмениваться оскорблениями и короткими перебранками - подобные "теннисные матчи" случаются раз за разом, и эмоционально нагруженный язык является ключевым их элементом. Резко ангажированное обозначение оппонента как бы дегуманизирует его, скрепляет единство соратников и позволяет комфортнее чувствовать себя в таком проблемном мире.
Вместе с тем, означенные слова не делают более позитивным восприятие либерализма как такового: по оценкам ФОМ, датируемым концом 2013 года, лишь 52% россиян хоть что-то слышали о либеральных идеях, и только 18% положительно к ним относятся. 31% россиян при этом не могут выразить свое отношение к либерализму . В этом, несомненно, огромную роль сыграл предшествующий опыт либерализации и установление вполне определенных ассоциативных линий: принадлежность к "либералам" стала отождествляться с одобрением "шоковой терапии", приватизации, дефолта, роста смертности и преступности. Вечного спутника "либералов", "демократию", от следования такому печальному примеру спасли, во многом, власти - во-первых, слово было внесено в Конституцию страны, а во-вторых, даже после 2000 г. государственные информационные структуры не оспаривали "демократию", а лишь превращали ее в "демократию с прилагательными" (к примеру, демократию "суверенную") . "Либерализму" же вместо этого досталась маргинальная судьба: от мощной антитезы тоталитарной системе он превратился в идеологизованную стигму, став наиболее распространенным ярлыком, выделяющим "внутреннего врага" ("пятую колонну", "национал-предателей" etc.).

Тем не менее, либерализм - яркий пример того, как некое понятие бездумно используется в политических целях. Если посмотреть на то, как фундаментальные позиции либерализма воспринимаются гражданами по отдельности, в этом легко убедиться. Так, население широко поддерживает ценность личной свободы, а также значимость прав человека и гражданина - и, напротив, стремительно уменьшается число сторонников смертной казни (достаточно важного для либерализма пункта). Свыше трети россиян полагают, что главное в социальной справедливости - равенство всех перед законом, а еще 25% считают главным ее компонентом возможность добиться желаемого своим трудом. 64% граждан поддерживают светский характер отечественной государственности, и при всем настороженном отношении к частной собственности как абстрактному понятию, население очень высоко ставит ценности безопасности своей собственности и собственного же достатка. Иначе говоря, каждый из неотъемлемых элементов либерального мировоззрения оценивается нами гораздо выше и куда положительнее, чем либерализм в целом, - и это удивительный парадокс большей части тех понятий, которые мы обсуждаем в рамках проекта "Пугало".

Имеется ли в России либеральная традиция - еще один интересный вопрос, к которому часто обращаются люди, критикующие не вполне понятое ими явление. В представлении большинства людей либерализм чужд отечественной культуре, что, конечно, резко расходится с теми знаниями, которые может представить нам элементарный курс истории социально-политических учений. При всех отличиях, вызванных национальной спецификой, видными представителями либерализма в нашей стране могут считаться Н.И. Новиков, Н.И. Панин, Т.Н. Грановский, П.А. Вяземский, А.И. Герцен, Б.Н. Чичерин и пр. Поэтому нелишним будет напомнить, что любые попытки выдать историю либерализма в нашей стране за линию "от Гайдара до Айдара" - не более чем ангажированная идеологема ровно того же плана, что продолжает бердяевкую линию "у России женская душа, требующая твердой руки".

Что же интересного может представить нам современный российский либерализм? Здесь важно сделать два замечания, и первое из них будет носить довольно печальный характер.

Заключается это замечание в том, что значительная часть упреков, которые обыватель обращает к российскому "либерализму", является более чем обоснованной. Та часть кооптированных в политическую систему сил, что продолжает активно использовать в отношении себя маркер "либералов", на деле представляет собой достаточно странный проект, основанный на эклектичном смешении идей социал-дарвинизма, курса на эксклюзивность (исключение некоторой части общества из политического процесса) и фанатичной приверженности идеям свободного рынка. Либералами называют себя достаточно одиозные и неоднозначные фигуры, как Ю.Л. Латынина, А.Н. Илларионов, М.Ю. Ганапольский и пр.; часто к ним примыкают люди, объявившие себя "либералами" сразу после исключения (добровольного или вынужденного) из властного истеблишмента. Кроме того, долгое пребывание в роли "гонимой интеллигенции" оказало представителям либерализма "медвежью услугу": многие из них по-прежнему не обращаются к реальной проблемной повестке, предпочитая играть роль непонятных властителей дум и "совести нации".

Второе замечание более оптимистично - либерализм не ограничивается теми политиками, которые активно причисляют себя к нему (характерным примером здесь является, конечно, В.В. Жириновский и его ЛДПР, и к либерализму, и к демократии имеющие весьма условное отношение). В академическом сообществе, в общественной среде и в политической жизни давно имеются силы, на чьей репутации пока не сказываются имеющиеся штампы и стереотипы: речь, к примеру, о "Партии 5 декабря", Московском центре Карнеги и других организациях. Будущему российского либерального проекта будут посвящены другие материалы Новой Республики.