ddd
ГЛАВА 5 (2013)
Сулакшариат
Обзор альтернативных конституционных проектов, естественно, не мог обойти вниманием одну из колоритнейших фигур российской политики – Степана Сулакшина. Доктор физико-математических наук и автор сотен научных (и не очень) работ, Сулакшин за свою жизнь успел побывать и народным депутатом СССР, и полномочным представителем Президента, и депутатом Государственной Думы, и советником Председателя Совета Федерации, и советником президента ОАО «РЖД»…в 1996 году Сулакшин пытался баллотироваться в Президенты России, и в 2017-м пытается сделать это снова. В том числе и по этой причине конституционный проект Сулакшина обойти вниманием просто невозможно.

Сам СС на страницах «Независимой газеты» утверждал, что его «конституция, разработанная в рамках научной школы Центра научной политической мысли и идеологии, – профессиональный, кондиционный законопроект, готовый к внесению в компетентные органы для его принятия». В глаза, однако, бросается монструозность сулакшинского детища – проект, веб-адрес которого выглядит как «mini-konstitutsiya», состоит из 264 страниц и 240 собственно конституционных статей. В принципе, можно было бы амнистировать некоторых заключенных за выучивание сулакшинской конституции наизусть, как в исламских странах освобождают за знание Корана. Так, перечисляя в статье 20 права и свободы человека, в их алфавитном перечне Сулакшин доходит до буквы «Ю»; в 136 статье («Сфера ответственности России на федеральном уровне») занимающее 4 страницы перечисление и вовсе доходит до «Я».

Коран и проект Сулакшина роднят не только объемы – главным сходством становится концентрация на ценностях. Уже в 4 статье своей конституции свежеиспеченный кандидат в президенты перечисляет «высшие ценности России». Главная из них – «преемствующая в веках и поколениях на священной земле Родина Россия» - названа, впрочем, ранее, но в подробном пересчете ценностей Сулакшина это нисколько не тормозит: высших ценностей называется больше двадцати (вплоть до буквы «ч»), и через них в конституционный проект проникает редкое разнообразие ориентиров – от «блага всех законных социальных групп» до «нестяжательства» и «устремленности к творчеству». Деятельность граждан, «направленная на подрыв высших ценностей», запрещается; государственная идеология, «защищаемая от внешних и внутренних посягательств», напротив, прямо вводится. 23 статья конституции обязывает каждого гражданина «рачительно и рационально использовать природные ресурсы России», а 26-я указывает, что «государство содействует снижению рисков несовместимости мужчины и женщины по медицинским показаниям при реализации права на создание новой жизни».

Евгеническими играми, впрочем, конституционный проект не ограничивается: 62-я статья (озаглавленная, к слову, «Психологический комфорт») указывает, что «каждый человек имеет право на спокойствие и уверенность в настоящем и будущем». Крайне жаль, что официальные конституционные гарантии не распространяются на прошлое (при его-то российской неопределенности!), но от лишних угроз Сулакшин российское общество все-таки страхует: 93 статья указывает, что «научные исследования не должны противоречить высшим ценностям России, этическим требованиям». Но и на этом забота авторов о разномастном социальном комфорте не заканчивается: в России ограничиваются «проявления нездорового (в т.ч. безнравственного) образа жизни, в т.ч. гиподинамии, развратных действий, нездорового питания, наркомании, курения и потребления алкоголя, девиантного поведения». На конституционном, внимание, уровне.

В новой сулакшинской России, состоящей исключительно даже не из «губерний», а из «земель», появляется исключительно федеральное «достояние Народа России», президент становится главой исполнительной власти, а к баллотирующимся на ключевые позиции предъявляется целый букет требований: тот же кандидат в президенты должен и родиться в России, и отслужить в армии, и получить высшее образование (непременно в российском вузе), и обладать профессиональным опытом… Парламент сменяется Народным собором, состоящим из Земского собрания и Собрания народных представителей, а половина «представителей Народа России» выдвигается по квотам, внимание, от пенсионеров, женщин, инвалидов, работников культуры, профессиональных союзов и пр. На закуску остается и отрицаемый Сулакшиным приоритет международного права: первичным для России становится внутреннее законодательство.

В проекте Сулакшина, конечно, можно увидеть и немало хорошего: ответственность, ценности, ограниченность полномочий президента только одним сроком, обязательность дебатов на ключевых выборах. Но стоит ли такая овчинка выделки – большой вопрос: ведь в пакете со светлым, добрым и вечным порой идет какой-то великодержавный шариат.