ddd
ГЛАВА 3 (2006)
Постдемократические фантазмы
В 2006 году, после затянувшегося периода, когда россиянам по разным причинам было не до конституционных прожектов, на Божий и правовой свет явился «авторский концепт-проект» Олега Маслова, нижегородского политолога и директора таинственного информационно-аналитического центра «Человеческое измерение».

Как и его коллеги по конституционному несчастью, Маслов не разменивался по мелочам: равнозначным названием России он считал не какую-то там «Российскую Федерацию», а СССР, но только никаких не «советских» и не «республик», а – внимание - Союз Собственников-Совладельцев России. Уже в первых статьях Маслов демонстрировал, что его СССР 2.0 есть проект еще более амбициозный, чем ленинское государство: Россия объявлялась «Народной Империей» (статья 1), ее суверенитет описывался как «живой синтез суверенитетов ее граждан» (статья 5), и даже в преамбуле эти же самые граждане объявлялись «обладателями неотчуждаемого властного (имперского) политического ресурса (голоса)». Дальше – больше: частная собственность объявлялась «ограниченной» («в частной собственности не может находиться то, что не создано руками людей», гласила статья 109), «важнейшей перспективной задачей государства и общества» становилась «ликвидация наемного труда в России», и для этих целей в ход шли все средства – от накопительных счетов и коллективно-долевой «гражданской собственности» до очередного ценза оседлости и невозможности для президента переизбраться, «если за первый срок его правления смертность в стране превысила рождаемость» (статья 310).

В части оседлости самоучка Маслов на два года опередил выход фильма Александра Мельника «Новая Земля», где заключенных высылали на отдаленные острова из-за переполненности тюрем; 201 статья масловской конституции СССР гласит, что «проживание лиц, совершивших убийство, в городах – корпорациях не допускается», а 203 вторит ей: «все участники похищения [граждан] высылаются на поселение на остров Новая Земля и севернее 70-й широты». Кинематографические озарения Маслова на этом не заканчиваются: 238-я статья подразумевает ежегодный отчет должностных лиц перед гражданами страны, отсутствие которое признается антиконституционным актом, караемым согласно закону о люстрации, целью государства объявляется переход к всеобщему высшему образованию, а преступники и просто лица, публично признающие «верховенство иных законов над Конституцией и законами России», вообще могут быть лишены гражданства и всех прав. Туманность формулировки заставляет усомниться в том, имеет ли Маслов в виду преступников - или просто сторонников международного права.

Мысли фантастов нередко схожи, и система власти в масловской России очень напоминает проект Пыхтина: снова трехпалатный парламент (на сей раз состоящий из Государственного Совета Представителей Граждан России, Совета Национальностей и Сената) и одинокий президент, «передающий часть легитимности» Правительству. В последнее «по статусу» входит президент РАН (статья 387), 293-я статья вводит в конституционный оборот новые неожиданные должности («Руководители прорывных проектов несут персональную ответственность за выполнение соответствующих прорывных проектов»), но в целом механизмы фантастической постдемократии Маслова мало чем отличаются от образцов, наблюдаемых при нынешней постправде. Все та же ФСБ, все те же высшие суды, а парламент все также «дает согласие» на кандидатуру председателя правительства и распускается после трехкратного провала этой процедуры. Собственники, мол, собственниками, а вертикаль по расписанию.