ddd
ГЛАВА 2 (1993)
Общины возрожденных
Отношение даже «правой» публики к Сергею Пыхтину – завсегдатаю патриотических СМИ, члену Союза возрождения России и так далее и тому подобное - было, пожалуй, неоднозначным. С одной стороны, Андрей Савельев и Константин Крылов покойного ныне публициста уважали и даже ставили в пример, подчеркивая его работу в журнале «Золотой Лев» или на партийной ниве (Пыхтин в разное время был активистом Конгресса Русских общин, «Родины» и партии «Великое Отечество», то есть охватил всю палитру от Рогозина до Старикова); с другой, Александр Севастьянов называл Пыхтина «несносно невежественным», а его конституционный проект охарактеризовал как «отличавшийся буесловным дилетантизмом». Вероятно, в любом движении личные склоки напоминают нам об аббревиатуре ЕЖГ, и правый лагерь никогда не испытывал недостатка в вульгарной истерии.

Впрочем, в 1993 году Основной закон России в версии Пыхтина был благополучно одобрен как Политсоветом Союза возрождения России, так и Конгрессом русских общин. Документ это действительно был знаменательный – как масштабом амбиций, так и хребтами собственного безумия. Имперскость и казаки, губернии и росписи – проект Пыхтина есть концентрированное выражение национального ресентимента.

«Административно-территориальное устройство России представляет собой федерацию равноправных территорий, именуемых губерниями», - пишет Пыхтин, и надо стараться увидеть в этом известный компромисс: позже в своих статьях консерватор будет писать о «насильственной федерализации» и «сужении Великороссии». «Государственную власть в России осуществляет глава государства и Правительство России, разделенное на органы законодательной, исполнительной и судебной власти», - описывает Пыхтин будущую российскую власть, где Правительство включает в себя суды и депутатов, но не «главу государства», которого, кстати, выбирать предлагается не более чем на один пятилетний срок. И если вы вдруг думаете, что избирать такого «главу» будет народ, вы жестоко ошибаетесь. Президент избирается трехпалатным (!) Земским Собором, причем по принципу римско-католических конклавов, выбирающих Папу Римского: «Если Президент не избран при первом голосовании, следующие голосования проводятся через каждые десять дней, при этом после третьего голосования достаточно абсолютное большинство от установленного числа членов Собора. Земский Собор не прекращает заседаний до избрания Президента».

Подобный реверанс в сторону сакрального характера власти оказывается не единственным: конституционный проект составлен винтажным имперским языком со всеми его «земствами», «канцлерами» и «соборами», казачество выписано в нем как особое «сословие», а список требований к кандидату на любую выборную должность длиннее, чем перечень достижений среднего активиста КРО. Кроме привычных возрастных критериев, тут появляется необходимость быть «гражданином по рождению», иметь «признаваемый законом диплом о высшем образовании», «самостоятельный источник дохода для себя и своей семьи», а также «не заложенную и не состоящую под судебным арестом недвижимость», - так что грезящийся некоторым юристам «проект чисто парламентской республики» в случае идей Пыхтина напоминает скорее XIX век с его не слишком всеобщим избирательным правом. Депутаты Государственной Думы – одной из, напомним, трех палат Земского Собора – избираются только по пропорциональным спискам, Контрольная палата «обеспечивает общий контроль за состоянием России», а «изменой России» считается «присоединение к врагам России» (?), «оказание им услуг и иные умышленные деяния, покушающиеся на ее (…) национальные интересы». У нас и сегодня, конечно, нет недостатка в неопределенной букве закона, но для Конституции это как-то чересчур.

Справедливости ради, надо признать, что в документе Пыхтина есть и гуманные положения, - например, автор-таки считает, что «ни одно лицо не должно без его свободного согласия подвергаться медицинским, научным или иным опытам». Жаль только, что консервативные националисты отчего-то не включают в перечень опытов свои конституционные экзерсисы, - это касается как 1993 года, так и более поздней поры.