ddd
ГЛАВА 1 (1989)
Конституция Мирового правительства
В конце ноября 1989 года Андрей Сахаров, академик и диссидент, создатель водородной бомбы и лауреат Нобелевской премии мира, передал Михаилу Горбачеву проект Конституции Союза Советских Республик Европы и Азии (Европейско-Азиатского Союза). Небольшой по объему документ включал всего 45 пунктов, но радикальных инноваций в нем хватило бы на многотомное собрание сочинений генерального секретаря КПСС.

«В долгосрочной перспективе Союз (…) стремится к встречному плюралистическому сближению социалистической и капиталистической систем как к единственному кардинальному решению глобальных и внутренних проблем. Политическим выражением такого сближения должно стать создание в будущем Мирового правительства», - одна только 4-я статья сахаровского проекта, вероятно, до сих пор способна вызывать геморроидальные колики целых редакционных коллективов наподобие «Однако», «Накануне» или «Завтра», но академик и народный депутат не останавливался на этом. «В Союзе не допускаются действия каких-либо тайных служб охраны общественного и государственного порядка», - гласила статья 14; «Республика имеет право выхода из Союза», - предваряла парад суверенитетов статья 17. Сахаров предлагал считать составляющие ЕАС республики «полностью экономически самостоятельными», а двухпалатный парламент делить на избираемую по мажоритарной системе Палату Республик (из 400 депутатов) и избираемую по национальному (sic!) признаку Палату Национальностей, куда будет делегировать представителей «любой национальность, имеющая свой язык» (по 1 депутату на каждые 2 миллиона избирателей соответствующей национальности).

Плюрализм и терпимость, множество официальных языков, независимые республиканские силовые структуры и денежные знаки, - все это делало проект Сахарова слишком утопичным и даже диким для большинства жителей страны; положение диссидента в позднем СССР было весьма специфическим. В итоге Основной закон, ведущий к Мировому правительству, до сих пор проходит скорее по линии фантастики визионерства, нежели политики и правоведения. Такие дела.